Какие перспективы после векового пути?

0
754

Марат ДУЛКАИРОВ,
генеральный директор ОЮЛ «Союз инженеров-энергетиков Республики Казахстан»,
заслуженный энергетик РК и СНГ.
mdulkar@mail.ru

     В 2020 году мы отметили 100-летие плана ГОЭЛРО. «Коммунизм – это Советская власть плюс электрификация страны». Ещё не было ни одной из программ наподобие индустриализации и коллективизации, а план электрификации уже был. И это было в 1920 году – разруха и бедность. Ни в какое сравнение с нынешней ситуацией. Так почему же мы сейчас не имеем чёткой программы на 10–20 лет, хотя приняли политическое решение войти в тридцатку развитых стран по уровню жизни? Откуда брать электроэнергию для поднятия экономики?
      Нет чёткой согласованной и утверждённой программы в вопросах и генерации, и передачи, и распределении электроэнергии. Несмотря на то, что Министерство энергетики недавно наконец-то было воссоздано, энергетика – точно не «локомотив» экономики. Нефтяная и газовая отрасли имеют огромный приоритет перед электроэнергетической отраслью.
     А между тем, ситуация крайне опасная. Оборудование полностью изношено, амортизация составляет порядка 70–80 %. Фактически страна живёт на оборудовании, построенном в середине прошлого века нашими отцами и дедами. И быстро его не заменить, даже если и будет решение. Это капиталоёмкое и сложнейшее оборудование, работающее на высоких параметрах: напряжения – до 500 тысяч вольт, температуры – до 2000 0С, давления – до 240 атм, при оборотах вращения – 3000 об/мин и с уровнем вибрации, измеряемым в микронах.
   В какой ещё отрасли есть сочетание таких критических физических параметров?..

О региональных электрических сетях

     Что касается электросетевого оборудования РЭКов (региональных энергетических компаний), то необходима практически полная замена всего оборудования, ремонты уже не спасают, можно сказать, эти сети просто доживают… Необходимо немедленно принимать решение по финансированию либо через тариф, либо находить инвесторов на обновление оборудования, конечно, параллельно с адресной социальной поддержкой населения. Региональные электросетевые компании катастрофически нуждаются в масштабных инвестициях. Так дальше продолжаться не может, могут начаться серьёзные необратимые трудности во всей экономике Казахстана. Поэтому Министерству энергетики совместно с Министерством национальной экономики необходимо совместно определить возможные пути решения такой значимой проблемы.

О национальной электрической сети и генерации

     В национальной электросети «КЕGОC» («КЕГОК»), где сосредоточены все высоковольтные линии напряжением 500–220 кВ, ситуация получше чем в регионах, хотя и здесь требуются немалые инвестиции.
    Во-первых – построить ВЛ 500 кВ Актобе–Атырау и соединить наконец-то западный электросетевой регион с единой энергосистемой Казахстана, иначе о какой энергетической безопасности мы можем говорить, когда Мангистауская, Атырауская и Западно-Казахстанская области работают в параллель с энергосистемой России, а не Казахстана? А ведь это наши стратегические области, основные «доноры» нашего республиканского бюджета.
      Во-вторых, многие из нас помнят, что Казахстан наряду с Россией – это единственные страны в мире, в которых были построены и эксплуатировались линии электропередачи ультравысокого напряжения (была построена и эксплуатировалась линия электропередачи переменного тока на напряжение 1 миллион 150 тысяч вольт и фактически была построена линия постоянного тока на напряжение 1 миллион 500 тысяч вольт). Так почему же сегодня не построить высоковольтную линию электропередачи постоянного тока напряжением 1000 кВ Экибастуз–Тараз для возможности передачи больших объёмов электрической мощности и энергии. К тому же, это расширит экспортный потенциал казахстанской электроэнергии для получения дополнительной прибыли в доход Казахстана. И эта линия позволит снять вопрос о необходимости строительства атомной электростанции на юге Казахстана, а вместо этого начать наконец-то дальнейшее строительство Экибастузской ГРЭС-2, которая сможет работать на нашем дешёвом экибастузском угле с большим содержанием пустой породы, а не транспортировать такой уголь по всему Казахстану.
     К счастью, такое оборудование есть и оно успешно работает в Польше, Китае, Южной Корее. Угольные технологии на базе сочетания суперкритических параметров пара и сжигания топлива в циркулирующем кипящем слое позволят значительно повысить КПД энергоустановок, снизить вредные выбросы в окружающую среду, при этом используя высокозольный экибастузский уголь, запасов которого по разным оценкам хватит на 200–300 лет. Успехи фирмы Foster Wheeler в Польше и Южной Корее подтверждают это. При необходимости можно и нужно построить и Экибастузскую ГРЭС-3, как это предусматривал наш дальновидный первый министр энергетики Батуров Тимофей Иванович.
     Конечно, высоковольтная линия постоянного тока, окончательное строительство Экибастузской ГРЭС-2 и возможно, Экибастузской ГРЭС-3, это колоссальные финансовые средства. В бюджете, конечно, таких денег нет, необходимо привлечь средства из Национального фонда. Ведь Национальный фонд сформирован для будущих поколений и снижения зависимости Казахстана от ситуации на международных рынках. Однако пандемия нам показала нынешнее состояние нашего Национального фонда, поэтому, к сожалению, без иностранных инвестиций тут не обойтись.

Празднование Дня энергетика в здании алматинского ГАТОБ в 1997 году (фото из архива автора)

О ВИЭ (возобновляемые источники энергии)

     Мы приняли государственную программу по развитию «зелёной» энергетики. Провели EXPO-2017. И что получили? Сейчас все традиционные электростанции обязаны покупать дорогую энергию у ВИЭ, а затем продавать её потребителям вместе со своей дешёвой электроэнергией, увеличивая свою себестоимость и уменьшая свою возможную прибыль. А электрические сети обязаны за свой счёт обеспечить транзит этой электроэнергии от ВИЭ. Мы не против ВИЭ, но вопросы их финансирования нужно решать не за счёт традиционных электростанций и электросетей. Пусть государство и субсидирует из государственного бюджета высокие тарифы возобновляемых источников энергии, а не перекладывает это на традиционные электрические станции и электросетевые компании, которые и без того испытывают финансовые трудности.

То, что необходимо

    ● С целью увеличения прироста манёвренных мощностей нужно всячески поддерживать и развивать «распределённую генерацию на местах» (газопоршневую, газотурбинную и всякую другую локальную генерацию), а также необходимо строительство долгожданных контррегуляторов на наших реках (Или, Иртыш), которые позволят дополнительно получить электроэнергию, но самое главное – выдать дополнительно значительную электрическую мощность на основных гидроэлектростанциях (Капчагайская ГЭС, Шульбинская ГЭС), в которой так нуждается Казахстан. Все перспективные проекты строительства как объектов генерации, так и линий электропередачи должны в обязательном порядке согласовываться с Национальным диспетчерским центром (НДЦ).
     ● АО «KEGOC», являясь Системным оператором Единой Электроэнергетической системы Казахстана, также выполняет функции по взаимодействию с энергосистемами сопредельных государств по управлению и обеспечению устойчивости режимов параллельной работы. При параллельной работе осуществляется предоставление друг другу недостающих резервов мощности для регулирования перетоков и оказания аварийной помощи, а для частоторегулирующих государств – регулирование частоты переменного тока. Так почему же не восстановить, кончено, с учётом рыночных условий, реальную параллельную работу всех стран Центральной Азии: Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана? Налицо выгода всем. Только в Казахстане, в период прохождения вечерних максимумов нагрузки в зимних условиях, дефицит электрической мощности испытывают четыре региона: Алматинская, Жамбылская, Южно-Казахстанская и Кызылординская области, который в прежние годы закрывался возможностями гидростанций соседних государств, с учётом разницы часовых поясов.
     ● В связи с переходом на рыночные отношения, мы практически потеряли проектные институты. Не имея источника внешнего финансирования, они вынуждены выдерживать рыночную конкуренцию, и по сути прекратили заниматься проектированием на перспективу. Мы потеряли отраслевые проектные институты как инструмент реализации стратегии развития отрасли и регионов, которые прежде были «локомотивом» перспективного мышления.
      Ну, а теперь – от перспектив к делам сегодняшнего дня. Перевод Алматинской ТЭЦ-2 на газ. Кто может возражать, когда речь идёт о чистоте воздуха города Алматы? Главный вопрос – «Как этого добиться?»
     На сегодняшний день принято решение выводить по одному котлу из работы и в течение года (а то и больше) модернизировать, а проще – убирать подземную часть котла. И так переводить все 8 действующих котлов. Таким образом, в течение всей модернизации энергодефицитный регион будет постоянно лишён котла производительностью 420 т/ч, что существенно усугубит и без того напряжённый энергобаланс региона. При этом, будут затрачены огромные денежные средства. Так гораздо проще и безопаснее эти деньги вложить на окончание строительства 3-ей очереди, как и было заложено в проекте строительства Алматинской ТЭЦ-2 – строительство ещё двух котлов и двух турбин, но уже на экологически чистом топливе. При этом уже построенное и работающее оборудование разрушаться не будет и угроза энергоснабжению всего города будет отсутствовать.
     В то же время ситуация с сетевым природным газом совсем не ясна. В Казахстане нет чисто газовых месторождений, не считая двух, незначительных по объёму… Весь остальной газ – это «попутный» газ с нефтяных месторождений, которые на 50 % принадлежат иностранным компаниям. Этот газ нужно ещё собрать и очистить. Эти месторождения в своём большинстве находятся в Западном Казахстане и доставка такого газа, скорее всего, будет реализована по схеме «замещения». О цене такого газа говорить совсем сложно, а дотации из бюджета маловероятны. Тогда какая цена будет за кВт∙ч электроэнергии и Гкал тепла? Вопросов много.
     Хороший пример из жизни. Джамбульская ГРЭС, имеющая 6 блоков по 200 МВт, спроектированная на работу на сетевом природном газе и расположенная рядом с Амангельдинским газовым месторождением до сих пор не может работать (и это в энергодефицитном регионе!) по причине высокой цены за газ. Так давайте сначала дадим возможность Джамбульской ГРЭС работать в своём проектном режиме, – найдём относительно дешёвый газ, хотя бы для этой станции, простаивающей долгие годы…
     Поэтому, может не надо ломать то, что сейчас работает, тем самым ставя под угрозу энергоснабжение южного мегаполиса – крупнейшего города Казахстана? Экологию можно улучшить уже сейчас, уменьшив нагрузку Алматинской ТЭЦ-2, переведя базовую тепловую нагрузку на Алматинскую ТЭЦ-1 и Западный тепловой комплекс (ЗТК), работающие на газе.
     Если включить все пиковые водогрейные котлы ТЭЦ-1, а также ввести в работу весь Западный теплокомплекс, т. е. все пиковые водогрейные котлы, сняв ограничения по химводоочистке и сознательно переведя ТЭЦ-2 из базового в пиковый (непроектный, неэффективный) режим по тепловой нагрузке, согласовав это с Министерством энергетики, можно значительно снизить воздействие ТЭЦ-2 на экологию. Энергоэффективность самой ТЭЦ-2 при этом снизится, однако её персонал не должен пострадать за ухудшение технико-экономических показателей. Значительно снизится потребление угольного топлива, а вместе с ним – выбросы загрязняющих веществ в атмосферу. Будет улучшена экология, что положительно скажется на здоровье всех алматинцев.

Вывод

     Хотелось бы, чтобы Министерство энергетики, обсудив все варианты, приняло какой-то путь развития, согласовав его с энергетической общественностью и смежными структурными подразделениями на государственном уровне. Приняв решение в Правительстве, вынести его в Парламент и получить основополагающий системный документ, имеющий достаточную для его важности юридическую силу. Он должен каждые 2–3 года корректироваться, потому что объективная действительность и технический прогресс не стоят на месте. Преобразование солнечной энергии и энергии ветра в электрическую всё более совершенствуется и дешевеет. Атомные электростанции – становятся всё более безопасными. Вся планета за последние несколько десятилетий совершила скачок в энергосбережении. Новые автомобили сегодня потребляют вдвое меньше топлива, чем их аналоги 20 лет назад, плюс ожидаемое развитие электромобилей, которые потребуют огромного количества электроэнергии на их подзарядку… Ведь «каменный век закончился не потому, что закончились камни».