Генеральный директор Союза инженеров-энергетиков Казахстана Марат Дулкаиров в интервью порталу inbusiness.kz взвесил «за» и «против» строительства атомной электростанции в Казахстане.

Существующий дефицит электричества на юге Казахстана до 2025 года можно решить с помощью запуска на полную мощность простаивающих энергоблоков Жамбылской ГРЭС без дополнительного строительства АЭС. 

«Сегодня дефицит у нас только на юге Казахстана. В этом году введена в эксплуатацию третья линия электропередачи, которая избавила от дефицита мощности Алматы и Алматинскую область. В эту зиму мы прожили без всяких квот и ограничений. Но Жамбылская,  Туркестанская и Кызылординская области еще в дефиците, правда не в остром. Дефицит может быть закрыт Жамбылской ГРЭС, которая уже эксплуатируется, но работает всего одним-двумя блоками. Это отличная станция с установленной мощностью 1200 МВт, шесть блоков по 200 МВт каждый. Почему она практически простаивает? Первое – нет в достаточном количестве газа. Второе – этот газ очень дорогой. Поэтому получается себестоимость электроэнергии очень высокая. Никто не заключает договоры, никакая энергосбытовая организация не подписывается, потому что потом с такими тарифами с населения деньги не соберешь», — пояснил он в беседе.

«В ведении Министерства энергетики как электроэнергетика, так и нефте-газовый сектор. Мы же живем в стране, где у нас и угля на 200 и более лет, и нефти, и газа полно, и даже хотим сейчас газифицировать центр и север Казахстана, дойти до Нур-Султана. Значит газ у нас есть в достаточном количестве?! Если есть, то нужно обеспечить газом эту станцию в достаточном количестве. Проведён газопровод на Жамбылскую ГРЭС, рядом находится Амангельдинское газовое месторождение, почему бы не дать газ на станцию? Если мы дадим Жамбылской ГРЭС этот газ с умеренной ценой, тогда не два блока будут работать, а еще плюс четыре на 1200 МВт. Когда планировалось строительство Южно-Казахстанкой ГРЭС (Балхашскую ТЭС – Ред.) корейской компанией, её проектная мощность оценивалась в 2400 МВт, а ведь половина этой мощности уже стоит на Жамбылской ГРЭС более 40 лет. Дайте же топливо этой станции и нет никакого дефицита электроэнергии на юге Казахстана. До 2025 года точно не будет, если мы сегодня ее насытим газом».

«За эти пять-шесть лет до 2025 года без дефицита на юге можно построить самую современную угольную станцию на площадке ЮКГРЭС (Балхашской ТЭС – ред.) в соответствии с экологическими требованиями, чтобы все выбросы были максимально исключены с использованием самых передовых мировых технологий. Выбросы все убираются, кроме CO2, в мире нигде углекислый газ не убирается, ни одна технология CO2 не улавливает. Однако все равно эта станция на прибалхашской площадке будет, как минимум, в два раза дешевле, чем атомная. Для ее возведения можно привлечь средства Национального фонда. Ведь Национальный фонд сформирован для будущих поколений и снижения зависимости Казахстана от ситуации на международных рынках. Если мы её построим без привлечения каких-либо иностранных, тем более заёмных средств, это будет наша Казахстанская станция, которая имеет огромное стратегическое значение. Если мы ставим Прибалхашскую ГРЭС плюс к тому, что заработает Жамбылская, то мы до 2035 года вообще можем забыть про дефицит. Кроме этого, внедрённый с начала текущего года рынок электрической мощности создаст условия для проведения реконструкции и модернизации устаревающего энергетического оборудования. Перспективный же рост нагрузки с лихвой можно закрыть с помощью дальнейшего строительства Экибастузской ГРЭС-2, этого потенциала хватит вплоть до 2050 года»».

Для стабильности единой энергосистемы необходимо связать высоковольтными сетями изолированную западную часть страны с севером и югом.

«С севера до Актобе линия 500 кВ уже есть, теперь надо её продлить на запад до Атырауской области и таким образом изолированный западный регион будет связан с Единой энергосистемой Казахстана. Таким образом, экибастузские блоки будут востребованными, так как дешевая экибастузская электроэнергия будет доступна для населения этих трёх областей (Уральская, Атырауская и Мангистауская). К примеру, с вводом рынка электрической мощности с 1 января 2019 года, Экибастузская ГРЭС-1 участвовала в покрытии зимних нагрузок всего одним-двумя блоками 500 МВт из восьми».

«Что касается возможного проекта KEGOC по протягиванию линии постоянного тока с севера на юг для решения проблемы южного энергодефицита, считаю, что это запоздалая идея».

«Такое строительство — это громадные капитальные затраты. Сейчас Узбекистан уже приступил к реализации проекта по строительству своей атомной электростанции. Таким образом, уменьшится спрос на электроэнергию в среднеазиатском регионе. Поэтому эта линия постоянного тока окажется невостребованной», — считает эксперт.

О возможной альтернативе АЭС в виде ВИЭ, которые активно развиваются на юге Казахстана, директор Союза заявил, что об этом говорить сейчас нет никакого смысла.

В Стратегии «Казахстан-2050» поставлена задача по развитию ВИЭ. Но доля ВИЭ-генерации в Казахстане пока ещё ничтожно мала. На это есть объективные причины. Во-первых, это дорогая электроэнергия, во-вторых непостоянная. По данным прошлого года доля ВИЭ составила всего 1 %, поэтому об альтернативе атомной станции в виде ВИЭ пока не может быть никакой речи», — отметил он.

При этом, парогазовые установки, которые собираются запускать на юге, могут стать альтернативой АЭС, однако по себестоимости они будут дорогими из-за цены на газ. Хотя с учетом их технических возможностей мобильности, такие станции имеют право на жизнь.

В то же время, Марат Дулкаиров выразил в разговоре и другое свое профессиональное мнение о том, что атомная электростанция имеет право на жизнь в Казахстане.

«Уран у нас есть, и отработанное топливо мы собираем, поэтому для того, чтобы цикл закрыть, конечно, атомная электростанция просится. Это передовые технологии, страна наша выйдет на более высокий социальный уровень. Студентов начнем обучать, ядерщиков-физиков будут выпускать, люди грамотные из них выйдут, интеллект у нации повысится ещё выше. Атомная станция на 100% абсолютно без вредных выбросов, у нее пять уровней безопасности. Один минус у нее – это возможность аварии, форс-мажора или диверсии террористов, это надо иметь в виду, живя в таком мире. Кроме этого, необходимо провести качественную оценку геодинамической активности местности с привлечением максимального объема геодезических, геологических и сейсмологических данных. К самому строительству АЭС также нужно подойти с особым подходом. Если случится авария, то роза ветров понесет на наш мегаполис, который находится в 400 км от Прибалхашья, в случае размещения её там. Есть тысяча мер безопасности, но всегда есть человеческий фактор, именно он срабатывал в предыдущих авариях на АЭС. Вместе с тем, я «не против» атомной электростанции, хватит жить в прошлом веке, Казахстан должен стать современным. Но, «кадровый голод», не только в процессе строительства, но и в процессе эксплуатации еще долго будет ощущаться, поэтому, думаю, что об этом говорить пока еще рано».